Истцы и дети

Еще до суда решать, с кем останется ребенок, а если папа или мама запрещает ему видеться со вторым родителем — наказывать за это штрафом. Такова суть поправок, принятых к Семейному кодексу. Однако они вряд ли сделают менее ожесточенными родительские войны за детей, победителями в которых выходят главным образом дорогие адвокаты.

В конце прошлого месяца Госдума приняла ряд поправок к Семейному, Гражданскому и Административному кодексам. Поправки направлены на то, чтобы прекратить бушующие в последние годы родительские войны за детей. Речь идет о двух важных новшествах. Во-первых, вопрос о том, с кем из родителей должен проживать ребенок, будет определяться судом с момента начала подготовки к судебному разбирательству, а не в конце этого разбирательства, как было раньше. А во-вторых, родитель, получивший ребенка под свой кров, но препятствующий его общению со вторым родителем, будет наказан: первый доказанный случай изоляции карается штрафом от 2 тыс. до 3 тыс. руб., второй — от 4 тыс. до 5 тыс. руб., третий — таким же штрафом или административным арестом до 15 суток.

Женщины против женщин

Принимали этот законопроект долго, и со стороны все выглядело так, будто не на жизнь, а на смерть бились все это время две группы женщин. Первая группа — те, у кого детей отняли отцы (или им сочувствующие). Ольга Слуцкер, владелица сети фитнес-центров World Class и бывшая жена бывшего сенатора Владимира Слуцкера, утверждает, что именно она лоббировала принятие поправок. К этому ее подтолкнула собственная история: с лета 2009 года бывший муж лишил ее возможности видеться с двумя общими детьми, и она рассчитывала, что новое законодательство поможет другим родителям, попавшим в аналогичную ситуацию. «Новое положение поможет избежать манипуляции детьми,— пишет Ольга Слуцкер в своем блоге на сайте журнала «Сноб».— Мне лично оно помочь уже никак не может, к сожалению. Оно могло помочь, когда мой муж подал иск о расторжении брака и об определении места жительства детей с ним. Именно отсутствие такого легального механизма позволило ему безнаказанно изолировать меня от ребенка и готовить моего сына Мишу, которому тогда было 10 лет, к суду. После 11 месяцев разлуки и такой подготовки, естественно, Миша сказал в суде, что хочет жить с папой».

Позицию Ольги Слуцкер в прениях поддерживала руководитель комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Елена Мизулина, которая даже превзошла инициатора в жесткости. С подачи этого комитета ко второму чтению наказание за изоляцию ребенка от одного из родителей до суда возросло до десяти лет тюрьмы.

Тут, однако, активизировалась другая группа женщин — очевидно, те, которые в родительских войнах на данный момент находятся на стороне победителей. Перед третьим чтением законопроекта несколько активисток зарегистрировали сайт Mamupodsud.net и с помощью этого ресурса провела флешмоб перед зданием Госдумы. Чтобы зримо обозначить перспективу, женщины были в подвенечных платьях и кандалах. «В большинстве случаев после развода ребенок остается с матерью,— объясняет одна из создательниц сайта.— Часто отцы пропадают надолго, потом появляются, когда им удобно, и требуют общения. И ведь нужно понимать, какой это стресс для всех, особенно для ребенка. Так что теперь, сажать мать в тюрьму, если она не организует эти встречи по первому требованию?»

Юристы против всех

В итоге к третьему чтению десять лет тюрьмы трансформировались в 2 тыс. руб. штрафа. Активистки Mamupodsud.net ликуют, на их сайте с тех пор висит надпись «Мы победили». Противоположная сторона — в смешанных чувствах. Ольга Слуцкер полагает, что фактически полное, по ее представлениям, отсутствие наказания за изоляцию сделает закон почти что бессмысленным. «Как бы мне самой ни хотелось самого жестокого наказания, очевидно, что 10 лет — это много. Но я считаю, что за удержание детей одним из родителей наказание должно быть обязательно уголовным»,— говорит она. Недовольна Слуцкер и тем, что не прошли поправки об увеличении с 10 до 14 лет возраста, когда ребенок может высказываться в суде. По большому счету получается, что эта партия женщин в апрельском бою победителями себя не считает.

Но нам представляется, что победителями здесь являются не женщины, не мужчины и не дети. Выиграли тут совсем другие люди — юристы, которые могут рассчитывать на продолжение столь питательных для них родительских войн.

Мы задали очевидно наивный вопрос о том, какие законы нужно было бы принять для того, чтобы прекратились родительские войны, адвокату Александру Добровинскому. Как известно, в этих войнах он немало преуспел. Во всех громких процессах он представлял небедных отцов, и все отцы получили желаемое. Среди его клиентов — Владимир Слуцкер, Руслан Байсаров, Рустам Тарико. На наш вопрос Александр Добровинский дал ответ, отдающий, на наш взгляд, цинизмом: «Вы все-таки действующего адвоката спрашиваете… Ничего не надо менять».

Принятыми поправками Александр Добровинский должен быть доволен — они как раз ничего и не меняют. «Это не будет работать,— говорит он.— Выйдет мама (хотя сам Александр Андреевич работает преимущественно с папами, он подчеркивает, что в 85% случаев выйдет все-таки мама.— «Деньги») и скажет: «Ребенок не хочет видеть отца». И все».

В Госдуме во время слушаний сторонником самых умеренных действий был тоже юрист и даже председатель Ассоциации юристов России Павел Крашенинников. Он говорил очень правильные вещи о том, что «государство не должно становиться орудием для сведения личных счетов родителей» и «главное — не нанести психологическую травму ребенку путем слишком жесткого наказания одного из родителей», и даже утверждал, что принятый в этом виде закон все же «положит конец родительским войнам».

Тем не менее другие юристы в справедливости последнего утверждения сильно сомневаются.

«Я считаю, что зафиксированное в поправках наказание не совсем правильное,— говорит Сергей Топорков, адвокат московской коллегии адвокатов «Юстиция».— Все-таки в обсуждении уголовной ответственности за нарушение одним из родителей прав бывшего супруга и самого ребенка было рациональное звено. Ребенок — это хоть и маленький, но все же человек. И если его увезли в неизвестном направлении, то это стоит приравнивать к похищению. Конечно, я не говорю о том, что мать, отправившуюся на длительный отдых с ребенком без ведома бывшего супруга, нужно сразу же усаживать за решетку. Нет. Для начала должны быть предупреждение, штрафы, административная ответственность. Но если какой-либо из супругов многократно нарушает установленные законом правила, то к нему должны применять серьезные меры наказания. Безнаказанность ведет к дальнейшим преступлениям — это правило действует всегда и везде».

«4-5 тыс. руб. штрафа — это ничто для родителя, который думает, что справедливо борется за единоличное владение ребенком,— утверждает адвокат Центра семейного права Татьяна Кетман.— К тому же стоит отметить, что эти правила не будут распространяться на детей родителей, не состоящих в браке. А по статистике, каждый третий ребенок в стране воспитывается именно в таких семьях».

Еще воды в ступу

Работа депутатов над совершенствованием семейного права между тем продолжается. Выше было показано, как мастерски был решен вопрос, с кем жить ребенку после развода, и теперь на кону вопрос следующий — где жить. Группа депутатов из «Справедливой» и «Единой России» предложила законопроект, который обяжет разведенных супругов обеспечивать ребенка не только алиментами, но и средствами на аренду жилья. То есть, например, если по суду ребенок остается жить с матерью, а собственной квартиры у нее нет, бывший муж должен ей эту квартиру снимать до совершеннолетия ребенка. Также парламентарии намерены защитить права бывших супругов — законодательно определить период отсрочки выселения из квартиры собственника. Более того, права разведенных супругов планируется защитить поправками к Жилищному кодексу: у членов семьи собственника, в том числе бывших супругов, зарегистрированных в квартире, будет возможность сохранить право проживать в квартире даже в случае продажи недвижимости. Сегодня, напомним, в случае, если супруги разводятся, права на жилье остаются только у собственника.

Что касается этих нововведений, эксперты выражают еще больший скепсис. Как отмечает адвокат «Первого столичного юридического центра» Олег Сухов, «применить законопроект в существующих условиях будет очень сложно, так как механизм зарегистрированных арендных отношений с оплатой по безналичному расчету в нашей стране не распространен. Взыскание же по незарегистрированным договорам найма и распискам о фактическом получении денежных средств может привести к злоупотреблениям». Столь же сомнителен успех законодательной инициативы и по мнению старшего научного сотрудника Института государства и права РАН Натальи Летовой. «В нашей стране большинство людей не в состоянии даже платить алименты, не говоря уже о выделении дополнительных средств на проживание бывшего супруга с ребенком. Притом что в отношении алиментов в законодательстве все есть: определены и сумма выплат, и порядок, и ответственность за невыполнение».

Пусть воспитывают богатые

Действительно, обратившись к теме алиментов, можно составить примерную картину настроений в обществе по отношению к детям. Злостные неплательщики алиментов с недавних пор подпадают под уголовную ответственность: часть 1 статьи 157 УК РФ предполагает наказание вплоть до лишения свободы, и она активно применяется судами. Тем не менее выплачивать алименты готовы все меньше и меньше родителей.

По данным Центра экономической экспертизы, сегодня в России только 20% родителей, отказавшихся от воспитания детей, выплачивают алименты, в то время как в СССР этот показатель составлял 80%. При этом средний размер выплачиваемых по стране алиментов составляет 1,5-2 тыс. руб.

Следует еще учитывать, насколько нынешние 80% неплательщиков алиментов превосходят те советские 80% добропорядочных граждан. По данным уполномоченного по правам ребенка при президенте РФ Павла Астахова, в 2010 году количество разводов относительно зарегистрированных браков составило 75%. Притом что 2010 год был не худшим по соответствующей статистике: по данным Росстата, в 2010 году доля распадающихся браков сократилась на 8,2% по сравнению с 2009-м.

Как любят говорить социологи, такое отношение к собственным детям свидетельствует о глубоком кризисе в обществе. Но что с этим делать, не знает никто. Очевидно, что простыми мерами — хоть карательными, хоть поощрительными — такую ситуацию не исправишь. Но и сложных рецептов ни у кого нет. «Когда в советские времена государство резко увеличило штрафы, выплачиваемые гражданами при разводе, до 200 руб., что было средней месячной зарплатой, разводов сразу стало меньше»,— рассказывает юрист Сергей Топорков. «Почему бы не задуматься о том, чтобы изначально отдавать ребенка тому из родителей, кто имеет больше возможностей для его воспитания?» — размышляет Татьяна Кетман, критикуя последнюю инициативу депутатов о съеме жилья.

По этой логике бедные люди не разведутся, поскольку денег не хватит, а когда разводятся богатые, ребенок достанется тому из них, кто богаче. Тоже выход.

Самые дорогие разводы в мире
БРАЧНОЕ ПРАВО

1. Медиамагнат Руперт Мердок и Анна Торв, 1999 год, трое общих детей. Общая сумма выплат — $1,7 млрд.

2. Медиамагнат Самнер Редстоун и Филлис Редстоун, 1999 год, двое общих детей. Общая сумма выплат (по неофициальным данным) — от $1 млрд до $2 млрд.

3. Австралийский бизнесмен Мартин Шлафф и Андреа Шлафф, 2008 год, двое общих детей. Супруга получила  €192 млн плюс дом, стоимость которого оценивается приблизительно в  €15 млн.

4. Российский бизнесмен Роман Абрамович и Ирина Абрамович, 2006 год, четверо общих детей. Сумма выплат — приблизительно  €300 млн.

5. Баскетболист Майкл Джордан и Хуанита Джордан, 2006 год, трое общих детей. Сумма выплат — $168 млн.

6. Певец Нейл Даймонд и Марсия Мерфи, 1996 год, двое общих детей. Сумма отступных — $150 млн.

7. Режиссер Стивен Спилберг и Эмми Ирвинг, 1989 год, общий ребенок. Сумма отступных — $100 млн.
Поиск