Комментарий адвоката Олега Сухова в программе «Свидетели» Первого канала в сюжете: «Дачные войны»

Комментарий адвоката Олега Сухова в  эфире 31 мая 2011 года программы «Свидетели» Первого канала в сюжете: «Дачные войны».

Дачные войны

В Свердловской области Любовь Долматова с помощью топора пыталась поставить точку в затянувшемся споре о расположении соседского забора. Женщина уверена: забор между участками нужно передвинуть. Сосед Леонид Халимин делать это категорически отказывается. Его сестра Татьяна Елисеева считает, что забор на этом месте стоит много лет и на законных основаниях, а соседка просто захотела присвоить часть их участка.

Вначале Любовь Долматова впритык к забору построила сарай и этим уже нарушила закон. Ведь, по правилам, расстояние между зданием и границей участка должно быть не менее трех метров. А потом и вовсе захотела забор перенести. Леонид Халимин отдавать ей свою землю отказался. Тогда в руках у соседки появился топор. Как рассказывает Леонид, соседка замахнулась на него, но его сестре Татьяне удалось оттолкнуть женщину.

Татьяна Елисеева считает: соседка пошла на самозахват. Никаких законных оснований на расширение территории у нее не было. Однако Любовь Долматова заявила, что сосед Леонид Халимин напал первым. И все же суд признал потерпевшим именно Халимина. Любовь Долматову обязали выполнить строительные нормативы и перенести сарай подальше от забора. А еще оплатить стоимость экспертизы. Теперь определять, насколько реальные границы участков соответствуют документам, будут специалисты. Адвокат Олег Сухов говорит: сегодня подобная операция – единственный законный способ разрешения земельных споров. Правда, стоит такая услуга весьма недешево – от 15 до 100 тысяч рублей в зависимости от региона.

***

Но как быть, если дачнику приглянулась не соседская, а свободная земля? Имеет ли он право расширить дачные владения за счет дополнительных соток? И что делать, если потом у этой ничьей земли появится еще один хозяин?

В подмосковном дачном товариществе «Нева» конфликт из-за участка земли закончился стрельбой. Людмила Кирюшенкова до сих пор не может осознать, что ее муж едва не стал убийцей. Владимир Косинцев — тот самый дачник, которого Кирюшенков чуть не лишил жизни. После тяжелых ранений мужчина провел в больнице около месяца.

Но что заставило обычного пенсионера взять в руки оружие? Яблоком раздора стал участок земли, который еще четыре года назад был болотом. По устной договоренности с председателем садового товарищества Кирюшенков взял заболоченный участок под свою опеку. Потом сам привез землю и своими силами взялся за осушение болота. В апреле на общем собрании товарищества было решено через бывшее болото проложить дорогу. Николай Кирюшенков с этим решением не согласился, ведь эту землю он уже считал своей. Однако тут выяснилось, что право собственности на эту землю пенсионер не оформил, понадеялся на обещания председателя.

Правление и члены садового товарищества настаивали: Николай должен вернуть бывшее болото в общественное пользование. В тот день дачники пришли к пенсионеру, чтобы окончательно решить этот вопрос. На защиту земли Кирюшенков вышел с оружием. Первый раз произошла осечка, тогда Кирюшенков перезарядил пистолет и произвел выстрел в голову одного из участников садоводческого общества, который получил огнестрельное ранение шеи, предплечья. Дачнику-стрелку Николаю Кирюшенкову грозит до 10 лет лишения свободы за покушение на убийство и еще четыре года за незаконное хранение оружия.

***

Можно ли доказать, что сосед незаконно захватил часть общественной территории? На чью сторону встанет суд, если дачники не могут определить границу между участками? И какие документы станут определяющими при вынесении решения?

Для москвички Ольги Гетувской новый дачный сезон начался с неприятного сюрприза. Отрезок грунтовой дороги, ведущий к ее даче, был продан вместе с соседним участком. Теперь подъехать к своему загородному дому женщина не может. Ольга и подумать не могла, что в один момент ее дача окажется отрезанной от дороги. Тем более что перекрытая грунтовка – единственный путь для скорой помощи и спасателей в случае пожара.

Урегулировать проблему по-соседски с Андреем Соропятовым у Ольги не получилось. Андрей Соропятов заплатил за весь участок и отдавать часть своей территории под дорогу не намерен. Тем более что по документам никакая дорога по его земле не проходит. Сам участок мужчина покупал зимой, когда все скрывали сугробы. И лишь весной обнаружил, что вместе с землей приобрел не только дорогу, но и пруд – единственный пожарный водоем.

Как же так получилось? Ведь дорога к даче Ольги существовала много лет как общественная земля. На каких основаниях грунтовка стала частной собственностью? И как она обозначена в генеральном плане дачного поселка? Замглавы поселковой администрации Тамара Булкова, с которой корреспондент Первого канала обратился с таким вопросом, помочь отказалась. По ее словам, за продажу участков отвечает глава поселения, с него и спрос.

С прежним соседом Ольги, который и продал грунтовую дорогу вместе с участком, удалось пообщаться только по телефону. В разговоре Вячеслав Балясников заявил, что об этой ситуации слышит впервые. По его словам, там дороги «нет и не было никогда». А вот в администрации Сергиево-Посадского района о проблеме знают, но после факта продажи сделать уже ничего не могут.

Вместе с Ольгой съемочная группа отправилась в районную кадастровую палату. Именно здесь должен вестись учет земельных участков. Здесь же владельцы земельных наделов получают кадастровый паспорт – описание участка с границами и привязкой на местности. Но как стала возможной путаница в генеральном плане поселка? Как заявили чиновники, о существовании дороги к участку Ольги они не подозревали, потому что землю при покупке обмеряли зимой и грунтовку в генплан просто не включили.

Получается странная ситуация: на схеме участка, которая была у Ольги с момента покупки, дорога к ее даче существует. На схеме в кадастровой палате ее уже нет. Но почему ни чиновники, ни дачное правление не видит в этом ничего ненормального? Новый сосед Ольги на законных основаниях собирается огородить свой участок забором. В результате будет перекрыт подъезд к тому, в котором женщина живет много лет. Более того, в случае пожара спасатели к ее даче просто не смогут подъехать.

Куда обращаться дачнику, если речь идет о спорном участке земли? Кто должен был контролировать законность торговой сделки? И как такая ситуация вообще стала возможной? Получил ли прежний владелец участка согласие администрации поселка? Или это был самозахват? В администрации Сергиево-Посадского района заявляют, что проблему можно решить только в судебном порядке, потому что снять участок с кадастрового учета можно только по решению суда.

***

Дачная амнистия дала возможность садоводам оформить участки в собственность. Но почему и сегодня дачники не могут стать законными владельцами своей земли? И кто выгоняет их с личных огородов?

Муж Марии Бочарниковой отработал в агрофирме «Подмосковная» 17 лет. В 2000 году мужчина среди прочих сотрудников получил от предприятия участок под огород. Все выглядело вполне законно. Решение о выделении земли было принято на общем собрании трудового коллектива. Однако оформить право собственности на участки Бочарниковы не могут до сих пор.

Как сейчас говорят супруги, приказ директора предприятия о выделении земли они посчитали за истину в последней инстанции. А потому на участке семья не только разбила сад, но и построила капитальный дом. Ради жизни на природе Бочарниковы продали городскую квартиру. С годами в фирме сменился директор, изменилась и ситуация с земельными участками. Нынешнее руководство агрофирмы заявило дачникам: или выкупайте свои участки по рыночной цене, или освобождайте. Как выяснилось, земля под дачными домами до сих пор не выведена из сельхозоборота, то есть считается собственностью агрофирмы, потому не может быть приватизирована на основании дачной амнистии. Люди живут в постоянном страхе. Каждый день они ждут, что на дороге появятся бульдозеры, которые снесут их дома.

Куда только не обращались дачники, но решить проблему не представляется возможным. Юристы агрофирмы кивают на прежнее руководство и не пытаются разобраться в сложившейся вокруг спорных участков ситуации. Бывший гендиректор Николай Никишин, чье имя стоит на приказе о выделении участков земли, говорит, что на тот момент все было легально, а в нынешние законы он не вникал.

По мнению адвоката Сухова Олега, серьезная ошибка была допущена в самом начале, когда дачники только получили свои участки. Именно тогда садоводы должны были настойчиво добиваться выведения наделов из сельхозугодий и постановки земли на баланс в администрацию района.

Ежегодно суды рассматривают тысячи исков по спорным земельным вопросам. И чтобы не стать участником затяжной дачной войны, каждый обладатель заветных шести соток должен понимать: если в документах на участок нет порядка, в будущем жди проблем.

Источник: 1tv.ru

 

Поиск