О признании договора купли-продажи недвижимости недействительным

Обстоятельства дела:
Ермакова А. Н., представляющая интересы недееспособного Плюхина А. Н. предъявила с исковые требования к Горюновой И. С. с целью признать недействительным договор купли-продажи квартиры и закрепленного за Горюновой И. С. права собственности на квартиру. Также просила суд признать утратившим Агасаряном Ю. В. право пользования квартирой.
По решению суда от 15 декабря 2009 года брат истца Плюхин А. Н. был признан недееспособным, в связи с чем был поставлен на учет в орган опеки и попечительства 19 января 2010 года. Опекуном была назначена Ермакова А. Н. Оформляя опекунство, Ермакова А. Н. выяснила, что 15 сентября 2006 года Плюхин А. Н. продал однокомнатную квартиру Горюновой И. С. Горюнова И. С. зарегистрировала право собственности 16 октября 2006 года. Истец полагала, несмотря на то, что ее брат и не был признан недееспособным в законном порядке, он все равно страдал психическим расстройством, и не в силах был понять значимость своих действий и руководить ими.
Плюхин А. Н., регистрируя в квартире Агасаряна Ю. В. и подписывая заявление о его регистрации, также не осознавал своих действий.

Правовая позиция адвоката:
Плюхин А. Н. жил в квартире по договору социального найма. В марте 2006 года Плюхин А. Н. и Агасарян А. Н. подали заявления о регистрации Агасаряна А. Н. в спорной квартире. 24 августа 2006 года Плюхин А. Н. становится собственником квартиры на основании договора приватизации. После того, как договор был зарегистрирован,15 сентября 2006 г. Плюхин А. Н. продал квартиру Горюновой И. С. с условием сохранения за Плюхиным А. Н. и Агасаряном Ю.В, права на проживание в отчуждаемой квартире. Плюхин А. Н., продавая квартиру действительно не в силах был понять значение своих действий, и опираясь на п. 1 ст. 177 ГК РФ необходимо отметить наличие оснований для признания сделки недействительной. Покупатель квартиры сослалась на пропуск срока исковой давности. Довод ответчика был учтен только судом второй инстанции, отменивший первоначальное решение суда. И он был не верным. Суд второй инстанции исходил из того, что период времени со дня предъявления Ермаковой А. Н. иска (22 марта 2010) до дня вступления в законную силу определения суда об оставлении иска без рассмотрения (10 апреля 2012) не подлежат исключению из срока исковой давности.
Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ посчитала, что заключение суда второй инстанции базируется на ошибочном толковании норм материального права, разъяснив, что статьей 204 ГК РФ предусматривается следующее: «если суд оставляет иск без рассмотрения, то возникнувшее до предъявления иска течение срока исковой давности длится в общем порядке». Поэтому времяя, в течение которого гражданское дело находилось в производстве суда до оставления его судом без рассмотрения в срок исковой давности не засчитывается, так как со дня обращения лица в суд с иском срок исковой давности не течет весь период времени, пока осуществляется судебная защита нарушенного права.

Результат по делу:
Суд вышестоящей инстанции не согласился с выводами суда апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции.

Поиск