Включение граждан, обманутых застройщиком, в реестр обманутых дольщиков

Включение граждан, обманутых застройщиком, в реестр обманутых дольщиков

Обстоятельства по делу:

К адвокату Сухову О. В. обратились клиенты Н.Р. и Г.У. На консультации пояснили, что в 2008 году ими был заключен предварительный договор с застройщиком. Стороны согласовали стоимость объекта недвижимости и срок сдачи – третий квартал 2010 года. В 2009 году стало очевидным, что строительство объекта не будет завершено к указанному сроку, и Н.Р. с Г.У. обратились в суд с требованием о расторжении предварительного договора, взыскав полную стоимость квартиры, проценты за пользование чужими денежными средствами, убытки и моральный ущерб.

С 2010 года в арбитражном суде рассматривалось дело о банкротстве застройщика. Позже клиенты узнали, что производство о банкротстве было прекращено. В связи с данным обстоятельством, заявления Н.Р. и Г.У. о включении в реестр требований кредиторов рассмотрены не были, и производство по ним также подлежало прекращению.

В 2012 году в отношении застройщика было возбуждено уголовное дело. Директор общества (застройщика) был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере). В рамках уголовного дела Н.Р. и Г.У. были признаны потерпевшими.

Н.Р. и Г.У. обратились в Москомстройинвест с просьбой о включении их в реестр обманутых дольщиков. Однако уполномоченный орган отказал заявителям, сославшись на то, что договор между ними и застройщиком был расторгнут в судебном порядке, и действующим не является.

 

Правовая позиция адвоката:

Адвокат Сухов О. В. пояснил клиентам, что решение Москомстройинвеста является незаконным, его необходимо обжаловать в судебном порядке в пределах трехмесячного срока. Дела, связанные с оспариванием решений, а также действий или бездействий органов власти разрешаются по правилам административного судопроизводства. Поэтому Сухов О. В. подготовил административное исковое заявление и предъявил его в суд по месту жителя Н.Р. и Г.У. (истцов).

В ходе рассмотрения дела по существу, адвокат Сухов О. В. обратил внимание суда на следующее. В соответствии с Приказом Минрегиона РФ от 20.09.2013 года (далее – Приказ), лицу для включения в реестр обманутых дольщиков, необходимо соответствовать хотя бы одному из критериев, которые в нем указаны. В частности: задержка строительства, прекращение права владения и пользования земельным участком, признание гражданина потерпевшим в рамках уголовного дела, установление факта привлечения денежных средств по договорам, которые не расторгнуты и не признаны недействительными, ликвидация и банкротство.

Пунктом 14 Правил установлены основания для отказа во включении заявителей в реестр. Ими являются: несоответствие лиц критериям, непредставление или представление документов в недостаточном объеме, введение дома в эксплуатацию и передача квартиры застройщику, привлечение средств для строительства дома на землях, которые не предназначены для данной цели.

Представитель Москомстройинвеста возражал против исковых требований. Пояснил, что предварительный договор купли-продажи не является договором долевого участия, а денежные средства ранее были взысканы по решению суда, в связи с чем права истцов не могут быть нарушены.

Однако адвокат Сухов О. В. пояснил суду, что взысканные денежные средства по решению суда в рамках исполнительного производства не получены, деятельность застройщика прекращена, истцы в установленном порядке признаны потерпевшими. Поэтому в отношении Н.Р. и Г.У. имеются фактические обстоятельства, установленные федеральным законодательством в качестве критериев отнесения граждан, чьи денежные средства привлечены для строительства многоквартирных домов и чьи права нарушены, к числу пострадавших.

Обосновывая правовую позицию, Сухов О. В. сослался на судебную практику по аналогичным делам: Определение Верховного Суда РФ от 23.12.2015 N 31-КГ15-9, Апелляционное определение Самарского областного суда от 06.03.2015 по делу N 33-2435/2015, Апелляционное определение Московского городского суда от 02.09.2015 по делу N 33-31574/2015.

Результат по делу:

Заслушав доводы сторон, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для отказа во включении Н.Р. и Г.У. в реестр обманутых дольщиков, и возложил на Москомстройинвест обязанность включить истцов в указанный реестр, устранив тем самым нарушение их прав и свобод.

Представитель по делу: Адвокат Адвокатской палаты города Москвы Сухов Олег,
Источник: Юридический центр Адвоката Олега Сухова.
При размещении активная ссылка на источник и указание автора обязательны!!!
Записаться на прием к адвокату можно по телефонам: +7  495 545 93 64; или по e-mail: uristmoscow@bk.ru
Оспаривание договора дарения квартиры

Оспаривание договора дарения квартиры

Обстоятельства дела:

К подала исковое заявление в суд, с требованием признать договор дарения квартиры, заключенный между ее умершей бабушкой и Г недействительным. До смерти бабушки Г проживала с ней вместе, осуществляла уход. Истец узнала о договоре дарения со слов Г. и решила, что бабушка совершила сделку по отчуждению квартиры помимо воли, потому что не могла понимать значение своих действий. И к тому же спорную квартиру бабушка завещала К ранее. К считает, что Г воспользовалась возрастом бабушки, и, зная, что та обладает психическим заболеванием, намеренно подписала с последней договор дарения. Г с доводами истца не согласилась, заявила о пропуске срока давности и полагала, что никаким психическим расстройством В не обладала.

 

Правовая позиция адвоката:

Квартира на праве собственности принадлежала бабушке. В 2005 году В. составила завещание, по которому спорная квартира, после ее смерти, переходила по наследству к К. Кроме того, все права на вклады и банковские сбережения также были завещаны К.

Договор дарения был признан недействительным, потому что довод истца о психической болезни ее бабушки был подтвержден документом, который свидетельствовал о наличии у наследодателя такого расстройства.

Для того, чтобы суд счел доказательство относимым и допустимым, требовалось назначить посмертную судебно-психиатрическую экспертизу. Заключение комиссии экспертов подтвердило наличие у В. расстройство личности и поведения, вызванные дисфункцией головного мозга.

В соответствии с ГК РФ сделки между гражданами направлены на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей. Чтобы сделка была действительной, требуется наличие ряда условия, например, намерение субъекта и внешнего проявления воли.

Если сделку совершает гражданин, который не в состоянии понимать и осознавать своих действий, то, как правило, такая сделка признается недействительной, даже не смотря на то, что к моменту совершения сделки такой гражданин являлся дееспособным.

Относительно суждений о пропуске сроков истцом Г заблуждалась, потому что истец разъяснила, что датой, когда она узнала о сделке, была дата похорон ее бабушки, 16 января 2013 года, а в суд она обратилась 28 марта 2013 года. Следовательно, срок в данном случае пропущенным не является.

 

Результат по делу:

Суд удовлетворил заявленные требования К. Суды вышестоящих инстанций жалобы ответчика отклонили.

Взыскание неустойки после окончания срока действия договора аренды

Взыскание неустойки после окончания срока действия договора аренды

Обстоятельства по делу

Между ООО «Н» (арендодателем) и ООО «Р» (арендатором) был заключен договор N 1 аренды нежилого помещения, расположенного по адресу: <адрес>, сроком действия с <дата> по <дата> (пункт 4.1 договора N 1). Общая площадь предоставляемого в аренду объекта составляет 2100 кв. метров. По окончании срока действия данного договора между сторонами в отношении указанных помещений был заключен договор N 2.

В связи с ненадлежащим исполнением арендатором обязательства по внесению арендных платежей <дата> в его адрес арендодателем была направлена претензия, в которой ООО «Н» был поставлен вопрос о необходимости погашения неустойки, начисленной по названным договорам. На момент составления претензии задолженность по арендным платежам была погашена.

ООО «Р» претензию ООО «Н» проигнорировало, сумма неустойка погашена не была.

ООО «Н» обратилось в Арбитражный суд Московской области с иском к ООО «Р» о взыскании пени по договору аренды от <дата> N 1 и договору аренды от <дата> N 2.

Решением Арбитражного суда Московской области исковое требование удовлетворено частично: с ООО «Р» в пользу ООО «Н» взыскано неустойки и расходов по оплате государственной пошлины; в удовлетворении остальной части иска отказано. Таким образом, была взыскана сумма неустойки только до даты окончания срока действия договора N 2.

Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от <дата> решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от <дата> указанные судебные акты оставил без изменения.

Суды трех инстанций, отказывая в удовлетворении заявленного требования в части взыскания с ответчика неустойки за период после <дата> — даты окончания срока действия договора N 2, исходили из того, что прекращение арендных отношений исключает возможность начисления неустойки, предусмотренной условиями данного договора.

При этом суды сослались на разъяснения, содержащиеся в пункте 1 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.12.2005 N 104 «Обзор практики применения арбитражными судами Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств» (далее — информационное письмо N 104), согласно которым, если иное не вытекает из соглашения сторон, расторжение договора влечет прекращение обязательств на будущее время и не лишает кредитора права требовать с должника образовавшиеся до момента расторжения договора суммы основного долга и имущественных санкций в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением договора.

Для защиты нарушенных интересов и взыскания оставшейся суммы неустойки ООО «Н» заключило с адвокатом Олегом Суховым договор на юридическое сопровождение общества в судебных процессах. После изучения материалов дела адвокатом было составлено заявление в Высший Арбитражный суд РФ о пересмотре в порядке надзора решения суда первой инстанции и постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций.

Позиция адвоката

Согласно положениям статей 309, 310 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс) обязательства должны исполняться в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота.

Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Пунктом 3 статьи 425 Гражданского кодекса установлено, что договор признается действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательства, за исключением случаев, когда договором или законом предусмотрено, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по данному договору.

Пунктом 4.1 договора N 2 определено, что он вступает в силу <дата> и действует до <дата>. Положения данного договора не содержат указания на то, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон.

В соответствии с пунктом 4 статьи 425 Гражданского кодекса окончание срока действия договора не освобождает стороны от ответственности за его нарушение.

Следовательно, в связи с несвоевременным внесением ООО «Р» арендных платежей на него возлагается ответственность, установленная условиями договора N 2.

Ссылка судов на информационное письмо N 104 Президиума является несостоятельной, поскольку примененное судами разъяснение касается правовых последствий расторжения договора, указанных в статье 453 Гражданского кодекса.

Результат по делу

Требования ООО «Н» были удовлетворены — с ООО «Р» в пользу ООО «Н» была взыскана оставшаяся часть неустойки.

Представитель по делу: Адвокат Адвокатской палаты города Москвы Сухов Олег,
Источник: Юридический центр Адвоката Олега Сухова.
При размещении активная ссылка на источник и указание автора обязательны!!!
Записаться на прием к адвокату можно по телефонам: +7  495 545 93 64; или по e-mail: uristmoscow@bk.ru
Зачет действительной стоимости доли

Зачет действительной стоимости доли

Обстоятельства дела:

К адвокату Олегу Сухову обратилось ООО «В» для представления интересов Общества в суде кассационной инстанции. Решением Арбитражного суда города Москвы, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда с ООО «В» в пользу К. взыскана задолженность по выплате действительной стоимости доли в размере 621 133 руб. ООО «В» не удалось доказать суду, что Общество погасило обязательство по выплате действительной стоимости доли путем зачета ранее возникшего долга К. перед ООО «В».

Позиция судов:

Удовлетворяя исковые требования и взыскивая с ООО «В» действительную стоимость доли К. и процентов в заявленном размере, суды исходили из следующего:

В соответствии с пунктом 6.1 статьи 23 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» в случае выхода участника общества из общества в соответствии со статьей 26 настоящего Федерального закона его доля переходит к обществу. При этом общество обязано выплатить участнику общества, подавшему заявление о выходе из общества, действительную стоимость его доли в уставном капитале общества, определяемую на основании данных бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период, предшествующий дню подачи заявления о выходе из общества, или с согласия этого участника общества выдать ему в натуре имущество такой же стоимости либо в случае неполной оплаты им доли в уставном капитале общества действительную стоимость оплаченной части доли.

Согласно п. 7.3 Устава ООО «В» общество обязано выплатить участнику, подавшему заявление о выходе из общества, действительную стоимость его доли или выдать ему в натуре имущество такой же стоимости в течение шести месяцев с момента окончания финансового года, в котором подано заявление о выходе из общества.

Таким образом, позиция ООО «В» о погашении обязательства перед К. по выплате действительной стоимости доли путем зачета обязательства К. перед ООО «В» не основана ни на нормах материального права, ни на нормах Устава Общества.

Позиция адвоката:

В соответствии со статьей 410 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

По смыслу статьи 410 Гражданского кодекса Российской Федерации заявление о зачете носит безусловный характер и представляет собой одностороннюю гражданско-правовую сделку, направленную на прекращение встречных однородных обязательств, для совершения которой достаточно волеизъявления одной из сторон. Правовые последствия в отношении субъективных прав и обязанностей по этим обязательствам наступают в силу самого заявления о зачете, доведенного до сведения другой стороны.

В пункте 4 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 65 от 29.12.2001 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований» предусмотрено, что для прекращения обязательства зачетом встречного однородного требования необходимо, чтобы заявление о зачете было получено соответствующей стороной.

Так как ООО «В» уведомил К. о прекращении обязательств зачетом взаимных денежных требований на сумму 621 133 руб., которое получено К. 13.11.2013, а исковое заявление по настоящему делу в электронном виде поступило в суд первой инстанции 17.01.2014 года, то есть, после направления ООО «В» в порядке ст. 410 Гражданского кодекса Российской Федерации заявления о зачете, то исходя из названных обстоятельств, руководствуясь положениями статьи 410 Гражданского кодекса Российской Федерации, обязательство ООО«В» перед К. по оплате за действительную стоимость доли в сумме 621 133 руб. погашено путем зачета.

Решение суда:

Решение Арбитражного суда города Москвы и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда отменить.

В удовлетворении заявленных требований К. отказать.

Выселение из жилого помещения

Выселение из жилого помещения

Обстоятельства дела.

А. и Б. на основании договора передачи квартиры в собственность граждан в порядке приватизации являются собственниками по ½ доле в праве общей долевой собственности на квартиру. Также по данному адресу зарегистрирована В., которая в 2009 году отказалась от приватизации квартиры в пользу истцов.

В. ушла из дома и в настоящее время место жительства ее неизвестно.

12.03.2012 А., Б. обратились в суд с иском к В. о выселении и снятии с регистрационного учета.

Истцы указали, что в настоящее время по месту регистрации ответчик не проживает, расходы по содержанию жилого помещения не несет. К.Т. выбыла из указанной квартиры в неизвестном направлении. Семейные отношения с ответчиком прекращены, совместное хозяйство не ведется, на протяжении длительного времени она проживает по другому адресу, что, по их мнению, влечет прекращение права пользования квартирой. В 2010 году ими направлялась телеграмма по последнему известному месту жительства ответчика, с требованием добровольно сняться с регистрационного учета, но в соответствии с почтовым уведомлением, адресат выбыл в неизвестном направлении. В исковом заявлении истцы просили выселить В. из квартиры, снять её с регистрационного учета.

Судом было отказано в удовлетворении исковых требований.

А. и Б. обратились в Юридический Центр Олега Сухова за помощью в составлении апелляционной жалобы.

Юристами Центра была составлена апелляционная жалоба.

Позиция истца.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что, согласно ч. 4 ст. 31 ЖК РФ не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим. Также суд исходил из формальной позиции — истцы заявляли требование о выселении, а требований о признании ответчика утратившим право пользования спорным жилым помещением истцами не предъявлялось.

С таким выводом суда истец согласиться не может, поскольку суд не учел конкретные обстоятельства дела и принял решение только по одним формальным основаниям. Согласно части 4 статьи 31 Кодекса в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи. В соответствии со статьей 19 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» действие положений части 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации не распространяется на бывших членов семьи собственника, имевших равные права пользования с собственником на момент приватизации. Однако, согласно частям 2 и 4 статьи 69 ЖК РФ право пользования жилым помещением сохраняется лишь за тем бывшим членом семьи собственника жилого помещения, давшим согласие на его приватизацию, который продолжает проживать в указанном жилом помещении. Следовательно, добровольный выезд из жилого

помещения указанного бывшего члена семьи собственника прекращает право его пользования данным жилым помещением.

В данном случае именно В. добровольно ушла из дома, поскольку не хотела проживать со своими родственниками.

Таким образом, ЖК РФ не регулирует отношения, возникающие при добровольном выезде бывшего члена семьи собственника жилого помещения, давшего согласие на его приватизацию, из данного помещения. Поэтому в соответствии с ч. 1 ст. 7 указанного Кодекса следует применить по аналогии другую норму этого закона – ч. 3 ст. 83 данного Кодекса, согласно которой в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда. В силу ст. 20 данного Кодекса местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. Материалами дела установлено, что В. по месту регистрации не проживает, а лишь сохраняет ее в спорном жилом помещении, т.е. злоупотребляет правом, что не может быть признано обоснованным согласно п. 1 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации.

На основании изложенного решение суда подлежит отмене и, принимая во внимание, что обстоятельства дела установлены, но судом им дана неправильная оценка, истец просит для исправления судебной ошибки принять новое решение об удовлетворении требований истцов.

Результат по делу.

На основании изложенного в апелляционной жалобе Московский городской суд счёл, что факт регистрации ответчика в спорной квартире не может служить основанием для сохранения права пользования ею указанным жилым помещением. По делу было принято новое судебное решение, в котором постановили выселить В. из жилого помещения со снятием её с регистрационного учёта.

Представитель по делу: Адвокат Адвокатской палаты города Москвы Сухов Олег,
Источник: Юридический центр Адвоката Олега Сухова.
При размещении активная ссылка на источник и указание автора обязательны!!!
Записаться на прием к адвокату можно по телефонам: +7 (495) 545 93 64; или по e-mail: uristmoscow@bk.ru
Прекращение права пользования бывшего члена семьи собственника и выселение

Прекращение права пользования бывшего члена семьи собственника и выселение

К юристу Ватутину Вадиму Валерьевичу обратилась гражданка С. для представлении в суде ее интересов по требованию о прекращении права пользования бывшего члена семьи собственника жилым помещением и выселении.

Юрист, представляя интересы вышеуказанной гражданки С., обратился в суд с указанным иском, сославшись на то, что С. на праве собственности принадлежит двухкомнатная квартира. В данной квартире в качестве членов семьи собственника зарегистрированы и проживают также её дочь Н. и зять Н.В., с которыми, как утверждала С., семейные отношения прекращены, дочь имеет на праве собственности квартиру в Москве, где зарегистрирована по месту жительства.

Дочь Н. и зять Н.В. возражали относительно исковых требований С.

Решением суда иск удовлетворен в части прекращения права пользования квартирой и выселении дочери Н., в части иска относительно прекращения права пользования и выселения зятя Н.В. судом было отказано.

Далее, юристом решение суда было обжаловано, но решение суда было оставлено без изменения.

В соответствии с п. 4 ст. 31 ЖК РФ в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи. Если у бывшего члена семьи собственника жилого помещения отсутствуют основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением, а также если имущественное положение бывшего члена семьи собственника жилого помещения и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением, право пользования жилым помещением, принадлежащим указанному собственнику, может быть сохранено за бывшим членом его семьи на определенный срок на основании решения суда.

В силу ч. 1 ст. 35 того же Кодекса в случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, другими федеральными законами, договором, или на основании решения суда данный гражданин обязан освободить соответствующее жилое помещение (прекратить пользоваться им). Если данный гражданин в срок, установленный собственником соответствующего жилого помещения, не освобождает указанное жилое помещение, он подлежит выселению по требованию собственника на основании решения суда.

В ходе судебного процесса судом было установлено, что на основании договора о передаче жилого помещения в собственность (приватизации) С. по праву собственности принадлежит двухкомнатная квартира.

Также судом было установлено, что в указанной квартире зарегистрированы и проживают её дочь Н. и зять Н.В., а также её внучки С. — А.В. и Д.В.

Юрист, представляя интересы С., просил выселить из ее квартиры дочь и зятя, указав на то, что семейные отношения между нею и Н., Н.В. отсутствуют, общее хозяйство они не ведут, кроме того, Н. на основании договора дарения является собственницей квартиры и зарегистрирована на указанной площади по месту жительства, причём вышеуказанные факты были доказаны юристом в судебном процессе.

Разрешая дело и отказывая в иске в части выселения Н.В. из квартиры, о которой возник спор, суд исходил из того, что его вселение в эту квартиру имело место в 1998 году, то есть до введения в действие ЖК РФ (2004 г.), поэтому п. 4 ст. 31 и п. 1 ст. 35 данного Кодекса при разрешении настоящего спора применению не подлежат.

Кроме того, суд учел, что Н.В. другого жилого помещения не имеет.

Между тем, юрист обоснованно сослался на то, что жилищные правоотношения носят длящийся характер, настоящий спор возник в мае 2005 г., поэтому в силу ст. 5 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» он подлежит разрешению на основании норм ЖК РФ.

Юрист не согласился и с выводом суда первой инстанции о том, что заявленные к Н.В. требования не могут быть удовлетворены, поскольку у Н.В. отсутствует другое жилое помещение, так как данное обстоятельство не предусмотрено законом в качестве основания для отказа в удовлетворении требования собственника жилого помещения о выселении из этого помещения бывшего члена его семьи. По мнению юриста, в таком случае суд вправе был обсудить вопрос о сохранении за Н.В. как за бывшим членом семьи С. права пользования спорной квартирой С. на определенный срок, в соответствии с п. 4 ст. 31 ЖК РФ, однако такой процедуры в ходе судебного процесса судом проведено не было.

С учетом изложенного, решение суда в части отказа С. в удовлетворении иска к Н.В. о прекращении права пользования спорной квартирой и выселении нельзя признать законным, и оно в этой части должно быть отменено.

ВС РФ решил в части отказа С. в удовлетворении иска к Н.В. о прекращении права пользования квартирой и выселении отменить, дело в указанной части направить на новое рассмотрение в тот же суд.

В остальной части судебные постановления оставить без изменения.

Далее, дело было направлено вновь в районный суд на новое рассмотрение в ином составе судей и было вынесено новое судебной решение, где суд удовлетворил данный иск представителя С. в полном объёме, в том числе в части к Н.В. о прекращении права пользования квартирой С. и его выселении с отсрочкой в 3 месяца.

Представитель истца в судебном споре о прекращении права пользования и о выселении:

юрист  Ватутин Вадим Валерьевич.

Статья запущена в публикацию под рецензией Адвоката Сухова Олега

Источник: Юридический центр Адвоката Олега Сухова.

При размещении активная ссылка на источник и указание автора обязательны!!!

Записаться на прием к адвокату можно по телефонам: +7 (962) 941 65 65; или по e-mail: uristmoscow@bk.ru

Поиск